Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Таблица

(no subject)

Поэт! Не дорожи любовию народной.
Восторженных похвал пройдет минутный шум;
Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,
Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.

Ты царь: живи один. Дорогою свободной
Иди, куда влечет тебя свободный ум,
Усовершенствуя плоды любимых дум,
Не требуя наград за подвиг благородный...

А. С. Пушкин. 1830
Таблица

План и дело, или русские и кавказцы ( по Ольшанскому)

Оригинал взят у monetam в План и дело, или русские и кавказцы ( по Ольшанскому)

Закавказские магазинные и ресторанные работники играют в нынешней России ту роль, какую в старой России играли опытные, ловкие выходцы из деревень, составлявшие целые гильдии половых и приказчиков, извозчиков и швейцаров, и, главное, мелких купцов со своими лавками.
Та, прежняя Россия - из Гиляровского и Ивана Шмелева, - это теперь Закавказье.
И любое армянское или азербайджанское заведение - которое сделано не вчера, не в качестве дрянной сети для случайных менеджеров, а сравнительно давно, и там сидят вовсе не менеджеры, а пожилые мафиози или опасные ребята в спортивных костюмах и с бородой без усов, - это и есть единственный оставшийся нам аналог русского трактира, того самого, где "чего изволите-с" и "не извольте сумлеваться, в лучшем виде подадим-с".
И никаких тебе крохотных кусочков еды на огромных тарелках, безумных "хлебных корзин" за триста рублей, которые надо полчаса "разогревать", тошнотворного "стильного дизайна" и бессмысленных девочек, уверенных в том, что они - временно подзадержавшиеся здесь звезды Первого канала.
Только мясо, лаваш, зелень и понимающие улыбки немолодых мужиков, которые, может быть, еще самому Деду Хасану на стол подавали.
Но ведь не только же рестораны.
Около моего дома - четыре магазина. Из них три - условно "русские", а один - закавказский.
И это, конечно, небо и земля.
В русском магазине ты - никто. Тебя просто нет. Продавщицы смотрят буквально сквозь тебя, и тебе даже в бреду не придет в голову обратиться к ним с какими-нибудь "капризными пожеланиями".
Ясно же, что перед тобой - не настоящие торговцы, те, которые в лавках расхваливают свои товары и ловят покупателей, угождая их вкусам, а усталые, несчастные люди, замордованные своей трудной жизнью, бедностью, пьющими мужьями, долгими сменами и дальними дорогами.
Когда ты приходишь в русский магазин, тебе стыдно за то, что ты туда вообще пришел.
Отнял у людей их последние, может быть, силы, которые они потратили на обслуживание тебя - вместо того, чтобы выдохнуть и посмотреть телевизор.
А в закавказском магазине - совсем другой мир.
Там почему-то не стыдно, что ты пришел.
Там - уже буквально со второго раза тебя узнают, и здороваются, и смеются, и помнят, что ты у них покупал, и всем своим видом показывает, как они довольны, что ты купил на эти свои жалкие триста рублей что-то именно у них, и хотят, чтобы ты еще пришел, оченно рады вас видеть, Парфен Макарыч.
А я, знаете ли, люблю шоколадные вафли.
Обычные такие вафли - их на вес продают, но продают редко.
И вот я - ну совершенно уже ошалев от армянской (или, может быть, азербайджанской? в кои-то веки неважно) вежливости и услужливости, тяну им мечтательное:
- А нет ли у вас вафлей шоколадных? Ну, таких... как бы вам объяснить... эх! Жаль, жаль, обязательно надо, чтобы вы такие - (не могу, правда, им рассказать, какие именно), - вафли продавали, а я к вам за ними приду.
И что же вы думаете.
Захожу - а они зовут меня в кондитерский отдел, и показывают те самые вафли, о которых я путано говорил.
Они запомнили и нашли.
Но если бы я был глуп, если бы я был либерал, я бы свел это рассуждение - к обвинению.
Ну, как "у них" принято: закавказские народы, мол, хорошие, а мы плохие.
От них одна польза, а что от нас?
К счастью, я давно разучился так думать.
Советская власть - эта страшная воронка, поглотившая все частное, все отдельное, все собственное в русской жизни, - буквально убила в нашем человеке способности к сервису и торговле.
Выжгла эти таланты и выморила их обладателей, полностью заменив мир лавок, рынков, трактиров, ремесел, хозяев, ярмарок и услуг - унифицированной вселенной завода, райкома и казармы.
От этого проклятия, от этого обвала и сведения всего вообще разнообразия бытия к производству танков, - мы не отошли до сих пор.
Уже и танк заржавел, и завод приватизировали, и райком сначала закрыли, а потом снова открыли, но уже фуфлыжный, поддельный, - а русский человек так и не может уже стать настоящим торговцем, купцом, продавцом, официантом.
"План" убил "дело".
Потом план исчез, а дело все равно не появилось.
Вместо него - хлебная корзина за триста рублей, да и той нету, потому что она "разогревается, ждите".
А Закавказье, которое Советская власть не убила, которое она любила, и за которым ухаживала, - осталось.
И мы заходим в их магазины и рестораны, и видим все то, что когда-то умели мы, что было когда-то русским, - и что теперь умеют только они.
Спасибо им.
Но нашей власти и нашей жизни - по-прежнему советской в высшем каком-то смысле, - нет, не спасибо.
Таблица

Колбасные чудеса с последующим разоблачением

Регулярно слышу из разных источников, какую мы сейчас "химию" употребляем в пищу, а вот раньше в СССР были замечательные натуральные продукты по строгим ГОСТам. Так ли это на самом деле?

Оригинал взят у konstantinus_a в Сны о колбасе


Интересный текст к одному из любимейших совпатриотических мифов о волшебных советских ГОСТах.

Сны о колбасе «Чайной»

Коварная ловушка: человек, казалось бы, скучает по временам, когда он был юн, свеж и спешил на собственную свадьбу, а в итоге его чувства сводятся к тоске по колбасе с селитрой и давленым томатам.

Советский Союз был страной бедной. А бедняки хорошо не едят. И не ели.

Моя мама в советское время преподавала товароведение. С ранних лет я коротала свободное время на маминых занятиях. Или на лекциях ее коллег, преподававших пищевую технологию, учет и отчетность продмагазина. Я оттачивала навыки чтения на сборниках продуктовых ГОСТов.

Мало кто знает, что пищевые советские ГОСТы, во-первых, имели примечания, в которых указывалась возможность замены одних ингредиентов на другие. Во-вторых, ГОСТы менялись часто, на некоторые виды продукции даже по два раза за сезон — в зависимости от урожая и надоев. В-третьих, продукцию для внутреннего пользования и на экспорт делали по разным ГОСТам. Так, для экспортных колбас запрещали применять какие-либо упаковочные пленки, кроме целлофана.

Разнообразный список фосфатов, нитратов и нитритов тоже применялся только в колбасе для внутреннего рынка — например, натрий фосфорнокислый однозамещенный 2-водный, который по совместительству применяется как слабительное и в качестве компонента жидкости для мытья стекол. Распространенный компонент стиральных порошков натрия триполифосфат тоже клали в колбасу. Для сохранения цвета использовали натриевую и калиевую селитры — безусловные канцерогены. В вареной колбасе и сардельках допускалось содержание 5 тыс. мг нитритов на каждый килограмм — при жарке они превращались в токсины.

Список «улучшителей» и заменителей в одних только колбасах был огромный. ГОСТы официально разрешали использовать в колбасах вместо жилованного мяса щековину, выварку копыт, мочевые пузыри, коровьи проходники...

Collapse )
Таблица

Дмитрий Быков – 65 плевков в лицо России

Оригинал взят у vorontsova_nvu в Дмитрий Быков – 65 плевков в лицо России

Тщательно ознакомившись с творчеством Дмитрия Быкова, я пришла к двум выводам сразу. Вывод первый: Быков не гений, хотя некоторые лирические стихи его хороши, но таких поэтов – с некоторыми хорошими лирическими стихами – много. Проза же Быкова скучна, многословна и, собственно, ни о чем, потому что обо всем сразу, как у всех тех писателей, что слишком увлечены собой, то есть обычная скороварка-балаболка со сломанным выключателем. Что же касается быковских рифмованных пасквилей, сплошь посвященных России и ее правителям, то данное безудержное злобное хихиканье до кровавой слюны я бы скорее отнесла к психиатрии, а не к литературе. Он же их строчит как психопат – без остановки! Ну есть, есть в этом что-то маниакальное.
        Вывод второй: Дмитрий Быков – удивительно бесстыжее русофобское существо, которое живет на нашей земле и ест наше русское сало.
        Ненавистью к России так густо приправлены практически все стихи, статьи и романы Быкова, что как бы ни были хороши отдельные строчки, но его сладострастное вынюхивание гнуси даже там, где ее и быть не может, очень скоро начинает вызывать отвращение ко всем его творческим изыскам.
    Ненависть Быкова к России не знает границ. По сути, он пишет только об этом – о чем бы он ни писал, он все время скатывается только на эту тему. Все в России вызывает в Быкове неконтролируемую злобу. Нет такой гадости, которую Быков не приписал бы России и россиянам, которые, по мнению Быкова, по природе своей глупы, кровожадны и бесчестны, а в душах у них болото. Хуже того! Врожденная мерзость россиян, опять-таки по мнению Быкова, доводит их до того, что они все еще ходят в церковь, а о своих православных иерархах отзываются уважительно – а все почему? Да потому, что только трусость мешает россиянам посылать своих иерархов куда подальше на радость просвещенной Европе и сверхдемократической Америке.
        А что в России вытворяют с вареньем, боже мой! Да-да, не смейтесь, ибо даже этот милый творческий процесс извращен Быковым так, что мало не покажется никому, у кого дома завалялась хоть одна баночка варенья.
        Вот, например, знаете ли вы, как прекрасно обстоит дело с вареньем в Штатах или Европе? Дмитрий Быков в своем сборнике «КАЛЕНДАРЬ-2 Споры о бесспорном» радует нас следующим: «В Штатах или Европе варенье доверяют государству, оно готовит качественный джем».
        А что же в дикой России?

Collapse )


        В качестве иллюстрации этой страшной ненависти – вот составленный мною краткий сборник цитат (подчеркиваю: краткий!) из произведений Дмитрия Быкова, наглядно демонстрирующих то, за что на Руси всегда били морду таким вот писателям.

Collapse )